Новый сайт работает в тестовом режиме

Национальная сеть Глобального договора ООН в России

События

Цели устойчивого развития: вклад бизнеса и государства. Экспертная дискуссия в рамках Гайдаровского форума

447

Цели устойчивого развития ООН стали сегодня самой широкой и структурированной международной повесткой в области устойчивого развития не только для национальных правительств, некоммерческого сектора, академических институтов и гражданского общества, но и для бизнеса, который официально включен ООН в число основных драйверов достижения глобальных целей до 2030 года. О том, как воспринимают эту повестку и государство, и бизнес, считают ли ее общей и понимают ли как совместную перспективу, представители российских министерств и лидерских компаний поговорили 16 января в рамках тематической экспертной дискуссии Гайдаровского форума.

Модератор дискуссии, председатель Управляющего совета Ассоциации «Национальная сеть Глобального договора», управляющий партнер Альянс Консалтинг Александр Плакида выделил основные задачи дискуссии: обсудить в целом достигнутый прогресс в реализации ЦУР в мире и в России, а также оценить перспективы развития сотрудничества бизнеса и государства в этой связи. Как от взаимных ожиданий перейти к взаимодействию, в том числе с учетом мирового опыта на площадке Глобального договора ООН?  

ГЛОБАЛЬНЫЙ ДОГОВОР

Всемирная Организация наделила Глобальный договор статусом основной площадки по вовлечению бизнеса в достижение Целей устойчивого развития. При этом учитываются несколько ключевых установок, среди которых основные: достижение ЦУР невозможно усилиями какой бы то ни было одной из сторон; глобальные изменения начинаются и происходят, прежде всего, локально; в основе взаимодействия бизнеса, государства и общества в контексте ЦУР должен быть страновой подход и деятельные партнерства. Такие партнерства заработали в мире уже довольно активно по самым разным направлениям. Марина Вашукова, исполнительный директор Ассоциации «Национальная сеть Глобального договора» представила пять основных направлений сотрудничества власти и бизнеса для продвижения глобальной повестки в разных странах, где работает Глобальный договор.

1.    Повышение осведомленности. Помощь бизнесу в понимании ЦУР и вытекающих из них рисков и возможностей. Локализация Повестки 2030 начинается с осведомленности среди политиков, компаний, инвесторов, профсоюзов, организаций гражданского общества, академических учреждений, потребителей и граждан как в развитых, так и в развивающихся странах. Необходимы действующие лица во всех секторах, в компаниях всех размеров. В 2018 году на площадке ГД ООН состоялось более 1500 семинаров и мероприятий в формате государственно-частного взаимодействия, направленных на повышение осведомленности с участием не менее 14 000 компаний.

2.    Наращивание потенциала. Актуализация бизнес-подходов, внедрение ЦУР в бизнес-стратегии и т.п.  Почти 80% компаний – участников ГД ООН уже принимают действия в области ЦУР. Но главная потребность - в практических инструментах и решениях. В целях расширения этих возможностей сетями ГД ООН в партнерстве с национальными правительствами в ушедшем году организовано около 800 мероприятий, которые вовлекли почти 7500 компаний в обсуждение более 150 практических инструментов имплементации ЦУР в бизнес-стратегии.

3.    Продвижение повестки через лидерские бизнес-практики. Выявление лидеров, поощрение лидеров, продвижение их практик. За последний год локальные сети коллективно продемонстрировали вдохновляющие практики почти 2000 компаний.

4.    Политический диалог. Участие ответственного бизнеса в разработке и реализации национальных планов действий, стратегий и политик. Ключевые инструменты для реализации ЦУР – национальные планы действий, которые могут включать в себя множество различных элементов - национальные цели, регулирование, переоснащение политики закупок, новые механизмы ценообразования или налоги на экологический или социальный капитал, в том числе стимулы для компаний участвовать в устойчивом развитии. ООН считает максимально целесообразным привлекать к разработке таких планов бизнес, в частности, на таких консолидированных площадках, как ГД ООН.  С этой целью во многих странах мира создаются институциональные механизмы участия соответствующих заинтересованных сторон в диалоге вокруг разработки национальных планов действий и общественной политики в области ЦУР. В 2018 году, если говорить только о ГД ООН, было реализовано более 200 таких инициатив с участием более, чем 6000 компаний по всему миру. 29 локальных сетей в 2017 году и 2018 сделали свой вклад в добровольные национальные обзоры, которые представляются на Политическом форуме высокого уровня в Нью-Йорке.

5.    Многосторонние партнерства. Содействие сотрудничеству, коллективные действия. Более 4 000 компаний в 2018 году заявили о тех или иных тематических партнерствах в контексте ЦУР на площадке ГД ООН и в сотрудничестве с национальными правительствами.


«Есть примеры участия национальных или региональных правительств в более масштабных инициативах, выходящих за рамки страны, - дополнила Марина Вашукова. -  Распространенный вариант - опросы, исследования, результатами которых потом пользуется ООН и все заинтересованные стороны. Например, такие исследования проводил Евробарометр (серия опросов под эгидой Европейской комиссии). Благодаря этому ресурсу в 2016 году о ЦУР спросили более 27 000 европейцев. Еще пример – текущий Глобальный опрос о ЦУР. Его задача в том, чтобы определить приоритеты устойчивости для каждой страны и сектора. Это исследование финансируется правительством Германии (Министерство охраны окружающей среды), управляется консалтинговой компанией S&C по устойчивому развитию и Йельским Университетом».

В России о таком уровне взаимодействия в рамках глобальной повестки говорить пока не приходится. Хотя за последние несколько лет российский бизнес демонстрирует безусловный и значительный прогресс в понимании особенностей своей вовлеченности в процессы устойчивого развития в разных аспектах - тематическом (приоритеты во внедрении ЦУР, области направления усилий, мотивация, ожидания и др.), структурно-управленческом (трансформация систем управления вопросами устойчивого развития, перенос ответственности в этой сфере на более высокий уровень управления и др.), финансово-инвестиционном (осознание вовлеченности в глобальную повестку не только как фактора снижения издержек вследствие наступления рисков, но и как фактора инвестиционной привлекательности,  получения финансовых преференций и др.). При этом для дальнейшего качественного шага вперед необходимы еще значительные усилия и коллективные действия, направленные на детализацию этого понимания и переход от обсуждения приоритетов к внедрению методологии их достижения, к трансформации бизнес-стратегий и бизнес-моделей в интересах ЦУР, а также к измерению конкретных практических результатов как с точки зрения социо-экологических эффектов, так и с точки зрения роста и развития самого бизнеса в условиях глобальной экономики.

Какие аспекты и общие совместные задачи должны войти в поле сотрудничества, чтобы сделать этот качественный шаг? Свои версии и контексты презентовали, с одной стороны, представители органов власти (Министерство иностранных дел РФ, Министерство строительства и ЖКХ РФ, Министерство здравоохранения РФ), с другой – компании-лидеры, уже вовлеченные в глобальную повестку (Северсталь, МТС, Металлоинвест, Сканиа-Русь, Johnson&Johnson и др.), а также филантропический сектор, представленный  БФ «Система» и Рыбаков фондом, организации, осуществляющие консалтинговую и экспертную поддержку темы в России – Информационный центр ООН, РСПП, ФБК Грант Торнтон, Центр КСО им.ПрайсвотерхаусКуперс ВШМ СПбГУ, МГИМО.

ВЛАСТЬ

Петр Ильичев, директор Департамента международных организаций Министерства иностранных дел Российской Федерации отметил, что в России глобальная повестка гармонично вписана в президентские указы прошлого года - сокращение бедности, увеличение продолжительности жизни, цифровизация экономики и т.д. «МИД старается оказывать содействие тем игрокам, которые вносят реальный вклад в достижение ЦУР, - подчеркнул П.Ильичев. — Это происходит и на отдельных площадках (например, в рамках КЭФ), и на уровне выстраивания международных отношений (мероприятия по налаживанию отношений между регионами и ООН силами Российской ассоциация содействия ООН и др.). Многие компании - ФосАгро, РУСАЛ, Газпром, Росатом и другие – ведут колоссальную работу. В 2020 году России нужно будет представить доклад о вкладе в достижение ЦУР, и в подготовке этого доклада будет отводиться отдельная роль нашим компаниям, которых мы приглашаем включиться в работу».

«Для бизнеса очень важно, чтобы его голос был слышен, в том числе, и в мировом сообществе, - дополнил Владимир Кузнецов, директор Информационного центра ООН в Москве. - Для этого есть специальные механизмы, которые позволяют бизнесу участвовать в реализации повестки устойчивого развития. Например, заседания Росстата, посвященные выработке и обсуждению показателей ЦУР, проходят в открытом режиме. Представители бизнеса имеют возможность участвовать в этих заседаниях, других проектах через министерства и ведомства, через национальную сеть Глобального договора».


Андрей Чибис, заместитель министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации, считает, что восприятие ЦУР как чего-то далекого от России, как навязанного документа, связано с тем, что мы пока еще очень мало обсуждаем глобальную повестку. Но при этом участвуем, так или иначе, в ее развитии. «Например, Россией была проведена колоссальная работа по ЦУР 11, - сообщил Андрей Чибис. – Речь о формировании программы развития городов и населенных пунктов, которая была утверждена на конференции в Эквадоре в октябре 2016 года. Этот документ стал стратегическим на следующие 20 лет. Позднее проект по формированию комфортной городской среды стал одним из ключевых проектов. Сегодня это трансформировалось уже в национальные проекты, один из которых - «Жилье и городская среда». Помимо темы городской среды как таковой и вопросов создания комфортных общественных пространств, мы поняли, что необходимо заниматься цифровизацией городского хозяйства и внедрением технологий, чтобы эффективно развивать город, сбалансировать растущую нагрузку. Мы запустили проект «Умный город», и уже есть его одобренный минимальный стандарт, в основе которого - цифровизация».

Андрей Чибис рассказал, что «Умный город» подразумевает работу нескольких цифровых платформ: платформа работы с горожанами для их вовлечения в принятие городских решений, открытых согласований, синхронизации работы городских служб и т.п.; платформа обеспечения безопасности, которая может использовать наработки российских компаний по видеоаналитике и распознаванию лиц и др.; платформа экологического мониторинга; платформа цифровых решений в области интеллектуального управления дорожно-транспортной системой и пр.

«Это напрямую связано с Целями устойчивого развития, потому что на первый план во всем мире вышла борьба за благополучие людей и за тех, кто способен это обеспечить, кто умеет креативно мыслить, - сказал Андрей Чибис. - Нам нужны города, способные бороться за креативный человеческий капитал. Сейчас наша задача состоит в том, чтобы в течение пяти лет минимальный стандарт «Умного города» был реализован во всех городах с населением от 100 тысяч, а 2-3 города не только внедрят минимальный стандарт, но и выйдут за его пределы».

О том, что реальный вклад России в глобальную повестку значительно больше, чем принято считать, сказал и Олег Салагай, заместитель министра здравоохранения Российской Федерации. Например, в 2011 году в Москве прошла первая глобальная конференция по проблемам неинфекционных заболеваний. Декларация, которая была принята, повлекла за собой целый ряд серьезных политических решений, в том числе документы ВОЗ и ООН.

«Мы знаем, что в ЦУР, помимо декларативных моментов, есть четко сформулированные задачи, - сказал Олег Салагай. - И мы часто воспринимаем их как задачи какого-либо конкретного государственного органа, но при этом не стоит упускать из вида, что такие задачи должны постепенно входить и в повестку частного сектора. Без ответственного бизнеса реализовать эти Цели вряд ли возможно. ЦУР не дополнительная часть нашей работы, а то, что должно быть органично интегрировано в нашу повседневность. При этом мы, конечно, не можем обходиться только усилиями административных органов и не должны воспринимать эти задачи как возложенные международной организацией на органы государственной власти. Это задачи, возложенные на всех нас. Мы, со своей стороны, работаем, например, над программами, которые помогут бизнесу мотивировать своих сотрудников к здоровому образу жизни. Для нас важно, чтобы формирующаяся комфортная среда была еще и здоровой средой, поощряла к физической активности».

По словам Олега Салагая, Минздрав совместно с рядом научных организаций, с РСПП и другими объединениями разрабатывают модельные корпоративные программы, которые помогут найти правильные способы мотивирования работодателя к заботе о своих сотрудниках

.

БИЗНЕС

Призывы власти работать в рамках повестки для лидеров бизнеса уже не актуальны, так как работа начата и довольно глубоко. Бизнес, программы ответственности которого эволюционировали от адресной благотворительности к системной, а затем к КСО в контексте устойчивого развития и с учетом потребностей всех заинтересованных сторон, считает более злободневным другой призыв – работать вместе, в том числе, чтобы сократить информационный и экспертный разрыв между государством и обществом, чтобы внутри страны больше знали о том, какого прогресса достиг бизнес по вопросам социальной и экологической ответственности и чтобы формировалось общее стратегическое видение партнерского взаимодействия всех сегментов. То, что было бы важно учесть в рамках этого, уже имеющийся опыт и подходы, представил сам бизнес.


Наталья Поппель, начальник управления по корпоративной социальной ответственности и бренду АО «Северсталь Менеджмент», выделила несколько факторов успеха современной компании: постоянное развитие, корпоративная культура, в которую интегрированы политики по правам человека, охране окружающей среды, энергоэффективности, ответственной цепочки поставщиков и потребления и многие другие, социальное партнерство бизнеса, государства и общества и СМИ. «В этом партнерстве нам остро не хватает информированности на всех уровнях, - сказала Наталья Поппель. - Если то, о чем мы сегодня говорим, будет транслироваться шире, то мы сможем добиться гораздо больше. При том, что наши успехи уже довольно значительны. Там, где мы работаем за пределами России, мы внесли свой вклад в борьбу с эпидемией Эбола, отстроили тысячу домов, открыли множество школ и здравпунктов, вкладываем очень много в развитие малого среднего бизнеса. Безусловно, в России это также наши основные приоритеты. В советское время в Череповце с населением 310 тысяч на комбинате работало 52 тысячи. После модернизации производства сегодня на комбинате занято 17 тысяч, на всех предприятиях Северстали Вологодской области – 30 тысяч, а в малом и среднем бизнесе – более 50 тысяч. Сегодня это территория опережающего социально-экономического развития. И это заслуга не только Северстали, а огромного количества людей и организаций.  У нас всех одна общая задача – повысить качество жизни населения. За этим стоят два направления: развитие и решение проблем. Поэтому бизнес постоянно развивается и корректирует стратегии развития».

Алексей Шавензов, директор по взаимодействию с органами государственной власти Johnson&Johnson Россия и СНГ: «Компании, занимающиеся вопросами здравоохранения, часто занимаются самыми острыми проблемами. Например, для нас актуальна тема ВИЧ, который всего несколько десятилетий назад был синонимом смертного приговора, сегодня подразумевает нормальную продолжительность жизни, сопоставимую со здоровым человеком. Или, например, наша компания реализует партнерский проект с производителем препарата для лечения туберкулеза с инновационной методикой терапии. Сегодня площадка в России - вторая по объему производства для нужд мирового здравоохранения. Внутри компании мы провели масштабное исследование по выявлению факторов риска, изучив разные параметры (физическая активность, здоровое питание, психическое здоровье и др.). Современные люди большую часть своего времени проводят на работе. При этом все знают, что профилактика – это 60% успеха и вклада в здоровый образ жизни людей. Поэтому мы поставили для себя задачу к 2020 году стать самой здоровой компанией. У нас уже работает приложение для сотрудников компании «Здоровый я», которое начисляет определенные баллы за количество шагов, зарядку, правильное питание и др., а баллы потом трансформируются в пожертвования в благотворительные фонды или призы».

Анастасия Савельева, начальник управления внешних социальных программ и нефинансовой отчетности департамента социальной политики ООО УК «Металлоинвест»: «Наша компания также рассматривает концепцию устойчивого развития как неотъемлемую часть долгосрочной стратегии и один из ключевых факторов ее конкурентоспособности. При этом устойчивое развитие для нас означает достижение стратегических целей при сохранении баланса интересов всех заинтересованных сторон. Например, при подготовке социального отчета в опросы стейкхолдеров по наиболее значимым темам c 2018 года включается и перечень Целей устойчивого развития. Также для нас важно, чтобы каждая заинтересованная сторона понимала, что она может сделать в рамках достижения Целей. Для этого мы интегрируем информирование о ЦУР на всех уровнях: от руководства и сотрудников до жителей территорий нашего присутствия».

Вахтанг Парцвания, директор по устойчивому развитию и работе с государственными органами ООО «Скания-Русь»: «Да, компании должны заниматься вопросами устойчивого развития с самого верха и внедрять эти идеи во все бизнес-процессы компании. Помимо наиболее очевидных вопросов, таких, как права человека, охрана окружающей среды и т.д., бизнес концентрируется на продукции, которая также вносит вклад в достижение ЦУР.  В нашем случае мы говорим о транспорте. Транспортная индустрия является значительным источником выбросов СО2. Мы концентрируем внимание на эффективной работе транспорта и уменьшении выбросов в атмосферу. Сейчас наша продукция работает на уровне класса эффективности, имеющего маленькие выбросы на дизельном топливе. Помимо этого, мы развиваем альтернативные источники энергии. Грузовики работают на биоэтаноле, биогазе, растительном масле и т.д. Мы обязательно учитываем это в нашей отчетности. Сейчас компании ставят перед собой конкретные цели и публично об этом заявляют. Например, мы обязуемся, что к 2020 году все наши производственные операции будут использовать электрическую энергию из возобновляемых источников».


Ксения Косогорова, менеджер департамента корпоративной социальной ответственности блока по управлению персоналом ПАО «Мобильные ТелеСистемы»: МТС внедряет цифровые технологии, основываясь на принципах устойчивого развития. И это не просто модный тренд, а необходимое условие как развития бизнеса, так и повышения качества жизни настоящего и будущего поколений. Уже сегодня мы живем в новой цифровой реальности. Банк умещается в смартфоне, в нем же – онлайн торговля, транспортные сервисы, геолокация, кинотеатр, обучающие курсы, государственные услуги и т.д. К цифровизации движутся и такие значимые отрасли, как сельское хозяйство и медицина. Повсеместное распространение интернета и новые технологии влияют на жизнь человека, его привычки, модель поведения, предпочтения и интересы. Распространение инноваций, их использование в повседневной жизни способствует формированию особого инновационного типа мышления, что, в свою очередь, стимулирует развитие общества, содействует росту экономики, а также является залогом устойчивого будущего. Вместе с цифровой трансформацией человека происходит и трансформация бизнеса, который вынужден учитывать текущие особенности потребителя услуг. МТС не только реагирует на изменения окружающего мира, но и самостоятельно задает тренды. Мы видим возможности для роста в поиске новых бизнесов, относящихся к цифровой реальности. Развивая такие направления как телемедицина, финтех, облачные сервисы, интернет вещей и big data, мы способствуем стремительной миграции общества в цифровой мир, появлению умных и безопасных городов и сообществ.  Приоритеты МТС были и остаются социально ориентированными. Мы разделяем глобальные Цели ООН в области устойчивого развития, направленные на преобразование мира. Мы стремимся интегрировать принципы устойчивого развития в наши бизнес-задачи, корпоративную культуру и систему принятия решений. Именно поэтому в МТС реализуется стратегия в области корпоративной социальной ответственности, сфокусированная на достижении 13 целей ООН в области устойчивого развития, соответствующих направлениям деятельности компании. Мы стремимся использовать весь свой потенциал, чтобы сделать жизнь каждого абонента комфортнее, а бизнес корпоративных клиентов – эффективнее».

ТРЕТИЙ СЕКТОР

Среди участников сессии были руководители двух благотворительных фондов, которые, представляя третий сектор, представили и две противоположные позиции в отношении мотивации и смыслов участия бизнеса в достижении ЦУР.

Анна Янчевская, президент благотворительного фонда «Система», подтвердила, что Цели устойчивого развития – естественный вектор развития современного бизнеса, в основе которого должны быть инновации и инновационное бизнес-мышление: «В своей деятельности мы ориентируемся на некоммерческий сектор, бизнес, власть и общество. Многие средства направляются, в том числе, в другие благотворительные организации, чтобы усилить их компетенции, которые способствуют устранению последствий неустойчивого развития. Наши программы обязательно реализуются с привлечением волонтеров. У нас достаточно большой волонтерский корпус. Совместно с Министерством культуры мы реализуем проект по «доступному искусству», открываем цифровые филиалы русского музея по всей стране. В прошлом году стали открывать музеи по всей стране. У нас также есть большой проект, созвучный ЦУР, - «Одиссея», в который вовлекаем государство, бизнес, НКО и волонтеров. В формате pro bono они работают над созданием новых прорывных решений».

Екатерина Рыбакова, президент Рыбаков фонда, склонна считать, что в приоритете бизнеса остаются коммерческие интересы, а на фоне того, что для достижения ЦУР необходимы огромные средства, бизнес вынужден участвовать в этом процессе без ожидания коммерческой отдачи. «На многих международных форумах по этой теме главную скрипку играет некоммерческий сектор, некоммерческие организации, - сказала Екатерина Рыбакова. — Это говорит об уровне развития сектора и точках роста. Потому что отличительная черта филантропического сектора заключается именно в том, что положительное социальное воздействие без отдачи – их приоритет. А зачем это бизнесу?»

РЕЗЮМЕ

На этот вопрос исчерпывающий резюмирующий ответ дала Елена Феоктистова, управляющий директор по корпоративной ответственности, устойчивому развитию и социальному предпринимательству Российского союза промышленников и предпринимателей,  заместитель председателя управляющего совета Ассоциации «Национальная сеть Глобального договора»:  

«Человечество выбрало и приняло вектор движения, по которому будет измеряться успех государств, бизнеса и даже возможности нашего дальнейшего существования. Одна из мировых экспертиз говорит, что к 2025 году около 40% компаний в списке Fortune500 перестанут существовать, если они будут развивать пусть и ударными темпами существующие стратегии, но не повернутся в сторону устойчивого развития.


Именно для этого бизнесу нужна повестка: чтобы существовать, быть конкурентоспособным, сохранить старые и новые рынки, успеть создать новый продукт (кроме все же существующей потребности также, как и у НКО, заниматься филантропическими, гуманитарными, культурными и проектами). Только за 2018 год 71 страна приняли стратегии, связанные с внедрением моделей ответственного производства и потребления. ЕС определил план действий по устойчивому финансированию, который предусматривает переориентацию потоков капитала на поддержку устойчивого развития – целый набор поддерживающих мер. Есть общая стратегия, выработанные под нее связанные планы, под которые, в свою очередь, принимаются меры как нормативно-стимулирующие, так нормативно-ограничивающие. Проблема и риски для нас сегодня в том, что отдельные успехи, которыми нужно гордиться и показывать другим, пока не сложились в единую стратегическую картину. Нам нужна общая стратегия, общие цели, которые определят вектор движения нашей страны и бизнеса. Сейчас каждый вырабатывает стратегию для себя и решает задачи для себя, но от слаженности и стратегически взаимосвязанного движения зависит будущее страны. Сегодня наша общая задача – формирование общей стратегии устойчивого развития, которая связала бы национальные планы, бизнеса, государство и НКО, а также все их мотивации и взаимосвязи».

Совместная работа по формированию предпосылок для появления такой стратегии будет продолжена, в том числе, на площадке российской национальной сети Глобального договора, которая ведет все более активную работу в этом направлении (в 2018 году проведен опрос «Устойчивое развитие. Роль России», начата работа над докладом-обзором «Российский бизнес в контексте УР, получила свое развитие региональная программа продвижения ценностей устойчивого развития и др.). Национальная сеть призывает заинтересованные стороны работать вместе и стремиться к созданию единого центра компетенций, в рамках которого все эти вопросы будут обсуждаться регулярно и в едином контексте.

    Брошюра "Национальные сети Глобального договора: ускоряя внедрение ЦУР" 

Статьи и интервью

Елена Феоктистова. Все дальше от края пропасти

Дипломат в плавках. Ледяной прием Льиса Пью

Фазиль Искандер. Экономика без совести — это зверинец с открытыми клетками

Йоахим Клекнер. Философия осознанного потребления