Новый сайт работает в тестовом режиме

Национальная сеть Глобального договора ООН в России

Интервью

Моральный компас бизнесмена

19

Гевин Пауэр

Заместитель исполнительного директора Глобального договора ООН

Цели устойчивого развития ООН (ЦУР) требуют концептуальной трансформации бизнеса. При этом многие компании, рассматривающие корпоративную ответственность как часть своей философии, делают лишь первые шаги на пути к достижению глобальной устойчивости.

Чтобы сделать ЦУР успешными, необходимо более серьезное и комплексное участие бизнеса в формировании инновационных государственных, гражданских и коммерческих стратегий развития. О значении и практическом контексте ЦУР рассказал Гэвин Пауэр, заместитель исполнительного директора Глобального договора ООН, куратор нескольких международных стратегических инициатив.

Бизнес, в том числе российский, все больше говорит о Целях устойчивого развития (ЦУР) как об ориентирах для выстраивания бизнес-стратегий. Насколько это закономерно? Достаточно ли того, чтобы бизнес продолжал играть на поле корпоративной ответственности, а устойчивое развитие оставалось прерогативой правительств и международных организаций?

Главное, что объединяет здесь бизнес и небизнес, — масштаб проблем и амбиций. Если бизнес будет продолжать следовать только принципам корпоративной ответственности, что само по себе крайне важно, а правительства, международные агентства и другие актеры глобального уровня — ориентироваться на приоритеты устойчивости, то ни те, ни другие не достигнут должного успеха. Нужна полная вовлеченность, необходимо действовать вместе, только тогда возможен существенный эффект.

Компании, которые работают не изолированно, а мыслят шире в контексте Целей устойчивого развития, как бы заключают партнерства — друг с другом, с гражданским обществом, с государствами, с ООН. Это можно назвать полномочиями на совместные действия.

В чем разница между компаниями, реализующими КСО-стратегии, и компаниями, провозглашающими приверженность ценностям устойчивого развития?

Компании, рассматривающие социальную ответственность как бизнес-философию, принимают на себя обязательство «Не навреди!». Это могут быть как десять принципов Глобального договора, так и другие фундаментальные принципы в сфере соблюдения прав человека, сохранения окружающей среды, учета других интересов и потребностей общества и природы. Это основа деятельности ответственной компании, но это лишь базовый вклад, шаг номер один.

Те, кто переходит на другой уровень — в дополнительное пространство устойчивого развития, — становятся связующим звеном между бизнесом и глобальной повесткой, от чего выигрывают сообщества и рынки во всем мире. Такие компании ищут инновационные решения, вступают в государственно-частные партнерства, стремятся к инициативам, которые выходят за рамки просто соблюдения этических норм.

К примеру, Цель устойчивого развития 6 «Чистая вода и санитария». Компании первого уровня делают многое, чтобы снижать уровень загрязнения воды в процессе производства. Но вызовы, сопряженные с чистой водой, требуют большего, в связи с чем компании второго уровня участвуют в формировании и модернизации системы управления водными ресурсами и их очистки, создают в этих целях партнерства с правительствами и НКО и так далее. Это маленькая иллюстрация перехода от «Не навреди!» к комплексному участию в достижении Целей устойчивого развития.

Как можно помочь компаниям лучше понять Цели устойчивого развития, которые кажутся слишком далекими и абстрактными?

Первое, что нужно понять, — Цели устойчивого развития не что-то кардинально новое. Они отражают проблемы, с которыми компании сталкивались на протяжении многих лет: изменение климата, нехватка пресной воды и ресурсов, гендерное неравенство, вопросы здравоохранения, бедности и другие.

Цели устойчивого развития — это не революция, а углубление повестки дня по устойчивому развитию, ее эволюция. Но теперь у бизнеса есть четкая структура, конкретные цели, задачи и индикаторы, охватывающие формулы и упражнения, которые помогают компаниям использовать Цели как для действий, так и для измерения собственного влияния, оценки воздействия.

Как оценить это воздействие достижений в области Целей устойчивого развития?

Если говорить именно о системах оценки, то они только формируются. Мы сегодня можем оценить политику ответственного бизнеса в области прав человека, экологии и ряда других аспектов, так как компании отчитываются о своем прогрессе. Но мы еще не научились оценивать воздействие бизнеса на общество и окружающую среду в целом.

Сейчас компании сообщают, например, о том, какое количество людей благодаря их усилиям получило доступ к чистой воде, безопасному питанию, образованию, о других подобных вдохновляющих результатах. Но этот учет не всегда стандартизирован и последователен, а также чаще всего не связан с задачами Целей устойчивого развития по конкретной тематике.

Я общался со многими крупными институциональными инвесторами, которые хотят научиться измерять, каким образом их инвестиции оказывают влияние на общество. Они воспринимают Цели устойчивого развития как удобный ориентир, в соответствии с которым можно понять, каков вклад инвестора в решение конкретной проблемы.

Думаю, создание системы оценки достижений в области Целей устойчивого развития — это ближайшая перспектива, в том числе для Глобального договора. Мы будем развивать платформы отчетности с учетом ЦУР, потому что они позволяют оперировать как качественными, так и количественными данными.

Предстоит большая работа с матрицей критериев для того, чтобы компании могли действовать и отчитываться применительно к непосредственной задаче тех Целей устойчивого развития, которые выбраны ими в качестве приоритета.

На какие преимущества Целей устойчивого развития должны обратить внимание национальные экономики? 

В первую очередь, очевидна долгосрочная перспектива — здоровым рынкам и обществам будет намного легче развиваться и двигаться вперед. Что касается краткосрочной перспективы, здесь есть разные мнения, в том числе о том, что бизнесу более выгоден деструктивный контекст. Такой подход слишком недальновиден.

Попытка реализовать на практике принцип «победитель получает все» в таком контексте не сработает. В конечном итоге компании не выигрывают от государственных кризисов и разрушительных процессов в обществе.

Любому бизнесу необходимы жизнеспособные потребители, надежная потребительская база, удовлетворенные сотрудники, гармоничные местные сообщества, эффективно функционирующие правительства, не допускающие коррупцию, создающие инфраструктуру.

Те национальные правительства, которые быстрее других разработают национальные планы действий, конкретные механизмы по продвижению Целей устойчивого развития, серьезно выиграют.

Те экономики, где будет больше компаний, которые поддерживают и продвигают Цели устойчивого развития, привлекут больше инвестиций. Крупные институциональные инвесторы заинтересованы в рынках будущего, и вопрос устойчивости здесь становится ключевым.

Например, в Принципах ответственного инвестирования (PRI) мы работаем с инвесторами, портфель которых исчисляется триллионами долларов. Они готовы инвестировать в растущие рынки разных стран, но хотят быть уверенными в том, что там продвигаются и применяются идеи устойчивого развития, потому что такие сегменты экономики и компании приносят больше прибыли и удовольствия от инвестиций.

Источник: Журнал "Стратегия"

Статьи и интервью

Лариса Овчинникова

«Бизнес должен научиться пользоваться Глобальным договором как инструментом устойчивого развития»

Лиз Кинго. Эра человека

Исполнительный директор Глобального договора ООН, бакалавр искусств в области религии и древнегреческой культуры, бакалавр коммерции в области маркетинга экономики, магистр наук в области ответственности и деловой практики.

На повестке — устойчивое развитие

Три года назад ООН приняла Повестку дня в области устойчивого развития до 2030 года. Она охватывает 17 целей, для достижения которых необходимо объединить все факторы устойчивого развития: охрану окружающей среды, социальную интеграцию, экономический рост.